«Дом на дюнах»

Роберт Луис Стивенсон «Дом на дюнах»
Robert Louis Stevenson «The Pavilion on the Links»

Сгорая от любви
Дом на дюнах1 В конце лета 1878 года после трёх лет знакомства со Стивенсоном Ф. Осборн вернулась в Америку, чтобы развестись со своим мужем и стать свободной. Через несколько месяцев Стивенсон получил от неё послание, содержание которого осталось неизвестным, но заставившее его срочно отправиться вслед за любимой в Калифорнию. путешествие и год за океаном дались писателю тяжело. Одиночество, безденежья, неясность будущего, слабое здоровье чуть было не свели его в могилу. В то же время именно в 1879 году Стивенсон начал повесть «Дома на дюнах», которую завершил в октябре 1880 года в Англии уже женатым человеком. «дом на дюнах» счтается одним из лучших произведения Стивенсона. Небольшого объёма повесть с незамысловатой фабулой читается на одном дыхании и запоминается надолго — тайна писательского таланта. Ведь бывают гораздо более закрученные вещи, а закроешь и тут же забываешь о чем в них. Впервые «Дом на дюнах» был опубликован в журнале «Корнхилл».

«Корнхилл мэгэзин»

У. Теккерей
У. Теккерей
Журнал был в 1860 году основан Джорджем Смитом — одним из самых известных издателей Викторианской Англии, главой фирмы «Смит, Элдер и К», в высшей степени одарённым человеком. Открыл для читателей талант Шарлотты Бронте, опубликовав её знаменитый роман «Джен Эйр». Редактировать журнал Смит пригласил Уильяма Теккерея. Тот и придумал название. После долгого размышления Текерей остановился на словосочетании «Кронхилл мэгэзин», потому что редакция журнала находилась в Лондоне на улице Кронхил, в доме №65. Обложку журнала создал художник Годфри Сайкс. Первая книжка журнала ушла в набор 15 декабря 1860 года. Теккерей возглавлял «Кронхилл» 2 года. А вообще журнал просуществовал до 1975-го. Помимо Стивенсона в нем печатались Ш. Бронте, У. коллинз, Дж. Эллиот, А. Тенниосн, естественно, сам Теккерей.

Отрывок из повести
Дом на дюнах11 «В те дни, обзаведясь крытой одноколкой, палаткой и железной печуркой, я целыми днями шагал за своей лошадкой и на ночь располагался по-цыгански в какой-нибудь расселине или на лесной опушке. Так я прошел по самым диким и уединенным уголкам Англии и Шотландии. Никто меня не тревожил письмами — ведь у меня не было ни друзей, ни родственников, а теперь даже и постоянной «штаб-квартиры», если не считать ею контору моего поверенного, который дважды в год переводил мне мою ренту. Такая жизнь восхищала меня, и я ничего лучшего не желал, как состариться среди вересковых пустошей и умереть где-нибудь в придорожной канаве.
Я всегда старался отыскать для ночевки укромное место, где бы меня никто не потревожил, и теперь, очутившись в другой части того же графства, я вспомнил о доме на дюнах. Даже проселочной дороги не было там во всей округе ближе чем за три мили. Ближайший город, вернее, рыбачий поселок, был за шесть-семь миль. Окружавший поместье пустырь тянулся вдоль побережья полосой миль на десять в длину и от трех до полумили в ширину. Подступ со стороны бухты был прегражден зыбучими отмелями«.
Читать повесть полностью

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *